Республиканское общественное объединение
Поиск по сайту
  • Нужно ли детям говорить об их правах?
Педагогу :: Преподавателю высшей школы

Теплова В.А.История и традиции православного духовного образования в Беларуси

«Наставь юношу при начале пути его: он не уклонится от него, когда и состареет», — говорится в одной из притч Соломоновых [Книга Притчей Соломоновых: 22, 6]. Справедливость этих слов очевидна и в настоящее время, когда вопрос о необходимости реформирования духовной школы стал очевиден1. Поэтому обращение к тысячелетней истории духовного образования и ее традициям особенно актуально.

Корни православного образования уходят в конец X в., когда Русь обратилась к христианству. Как отмечает летопись, Равноапостольный великий князь Киевский Владимир велел брать "у нарочитой чади" детей и отдавать "на учение книжное". Цель была одна - приготовить своих собственных священнослужителей. По видимому эта задача успешно выполнялась. Известно, что митрополит Киевский Илларион был не только грамотным, но и культурнейшим человеком своего времени. Однако Киев был далеко не исключительным и единственным очагом восточнославянской образованности.

С основанием епископских кафедр в Полоцке (992), Турове (1005) и Смоленске (1137) первые ростки православного просвещения обнаруживаются и на территории Беларуси. Особую роль в становлении духовно-нравственного образования в тот период играли монастыри. Почти при каждом из них размещались школы и библиотеки, велось летописание, составлялись жития святых. Именно отсюда по всей земле русской расходилось слово Божие. С монастырями древней Туровской епархии были связаны и первое на Руси "Туровское Евангелие", и "Поучения" Св. Кирилла Туровского. Неподалеку от Полоцка, в Спасском монастыре, в котором свершала свой молитвенный и просветительский подвиг преподобная Евфросиния, переписывались книги, в монастырской школе обучались дети .

Просвещение, книга, школа на протяжении многих столетий (вплоть до XVIII в.) оставались на Руси, в том числе и Белой, исключительно церковными. С XV в. православная традиция духовного образования в Беларуси была связана с деятельностью братских православных школ, а также острожской Академией. Благодаря деятельности таких лиц, как Феол, Скорина, князья Острожские, князь Андрей Курбский и др., к 80-ым гг. XVI в. Западная Русь располагала уже достаточным запасом книг для самообразования. Благодаря школе появились первые учебники и учебные пособия. Некоторые из них выходили за пределы узких школьных требований и имели общеобразовательное значение. Среди них следует назвать: "Кграмматику словеньска языка", напечатанную в Вильно в 1586 г., «Грамматику словенска...» Лаврентия Зизания, вышедшую с приложениями в Вильно (1596 г.); "Грамматику ... мниха Мелетия Смотрицкого" (1619 г.)

Выдающимися деятелями братского движения в Беларуси были Л. и С. Зизании, М. Смотрицкий, С. Соболь, А. Мужиловский и др. Именно поколение, относящееся к греко-славянскому направлению западнорусской культуры (80-е гг. XVI в. - 40-е гг. XVII в.), создало такие шедевры иконописи, письменности, храмостроительства, которые и поныне удивляют своей самобытностью. К ним, несомненно, относится и православная полемическая литература, академическое переиздание которой сегодня является нашим духовным долгом.

Под влиянием активной проповеднической деятельности представителей католической церкви при православных храмах учреждается особая должность "казнодея" (проповедника) -специалиста по составлению и произнесению проповедей. Не случайно в конце XVI - в XVII в. в Беларуси появляется множество незаурядных проповедников; некоторые из них получили известность как составители учебников или авторы полемико-богословских произведений. Среди последних особо следует выделить Леонтия Карповича, архимандрита Виленского Свято-Духова монастыря, пострадавшего за напечатание "Фриноса"4.

Задача, которая стоит перед современной духовной школой -не дать пропасть ни одному имени из этой блестящей плеяды. Уже давно назрела необходимость издания биобиблиографического справочника, содержащего сведения об этих удивительных подвижниках православия в Беларуси, которые в сложных условиях XVII в., сохранили глубину и своеобразие православного образования.

Учебная литература, предназначенная для православных школ Беларуси, выполняла просветительскую миссию и в православной Москве, а опыт работы белорусских православных учебных заведений оказал влияние на развитие просвещения в России. Не случайно М.В. Ломоносов даже в середине XVIII в., создавая свою "Грамматику", называл "Грамматику славянскую" Мелетия Смотрицкого "вратами учености"5.

Первым высшим духовным учебным заведением, неразрывно связанным с Беларусью была Киево-Могилянская коллегия. Созданная по образцу иезуитских школ и изначально носившая отпечаток западного влияния, она восприняла рационалистическую систему абстрактной богословской схоластики, а, следовательно, и отвлеченность самого богословствования. Это объясняется тем, что задачи богословского образования того времени ограничивались количественным приобретением студентами фундаментальных богословских знаний. Однако созданная в Киево-Могилянской коллегии система богословского образования, несмотря на неоднозначность его содержания, становится господствующей и в России6. Благодаря серьезности постановки духовного образования и продолжительности курса Киево-Могилянская коллегия успешно выполняла свою задачу. Из стен ее вышел ряд выдающихся православных церковных деятелей, среди которых следует назвать и святителя Георгия Конисского.

Тем не менее православное образование в Беларуси переживало тяжелый кризис, который объясняется общим состоянием православия в Речи Посполитой7. К концу XVIII в. на территории Беларуси оставалось 130 православных приходов; братские школы прекратили свое существование8. Получить низшее и среднее православное духовное образование было негде. На печальное положение Православной Церкви в государстве архиепископ Могилевский Георгий Конисский обратил внимание короля Станислава Августа Понятовского9. В своих доношениях Св. Синоду епископ Георгий неоднократно указывал на крайнее невежество духовенства как одну из причин «всеобщей разрухи в епархии». Выход из создавшейся обстановки Преосвященный видел в учреждении духовной семинарии10.

После открытия Могилевской (1757), а затем Слуцкой (1785) и Минской (1793), духовных семинарий, на которые после разделов Речи Посполитой распространились российские правила и порядки, началось возрождение православного образования в Беларуси. По реформе духовного образования 1808-1814 гг. в Беларуси возникает система духовных школ, которая предполагала преемственность в получении образования: низшее (училища уездные и приходские) и среднее (семинарии).

Выпускники семинарий Беларуси могли продолжить образование в любой из духовных академий России. Все категории духовных учебных заведений были соединены в одну общую иерархическую структуру по признаку подчиненности низших высшим, и с новым составом наук, наполовину богословских, наполовину общеобразовательных. В семинариях в течение шести лет, кроме среднего курса наук богословских, преподавались общеобразовательные науки в объеме, соответствовавшем курсу старших четырех классов гимназий, а также логика, психология, естественная история, основы сельского хозяйства и медицины (шла также речь и о введении в семинариях преподавания краткого курса законоведения).

В 1828 г. по инициативе члена униатского департамента Петербургской римско-католической коллегии Иосифа Семашко в Жировичском Свято-Успенском мужском монастыре на базе униатского поветового училища была открыта Литовская духовная семинария. Одной из ее задач становится подготовка новых священников, готовых поддержать сближение, а потом и объединение с Православной Церковью. После Полоцкого церковного собора (1839) семинария стала православной и в 1845 г. была переведена в Вильно. Учебные планы Виленской семинарии были приближены к Петербургской. Лучшие выпускники семинарии для продолжения учебы направлялись в Петербургскую и Московскую духовные академии11
В 1867-1869 гг. духовные учебные заведения вновь преобразуются: были отменены духовные учебные округа, ликвидирована административная власть академий по отношению к семинариям, а семинарий — к духовным училищам.

В духовных академиях обязательными для всех студентов были признаны лишь некоторые науки, остальные же разделены на три группы, из которых лишь одну, по выбору, должны были изучать студенты. Преобразования затронули и семинарии. Они из трех классных были преобразованы в шестиклассные (по одному году в каждом классе). Медицина и сельское хозяйство исключались из числа учебных предметов семинарий, а вместо них вводилось изучение педагогики, для практического применения которой при каждой семинарии открывались воскресные школы.

В 1884 г. устав и штаты духовных учебных заведений подверглись новому пересмотру. В управлении академиями была усилена власть епархиальных архиереев и ректоров; запрещалось открывать в академиях отдельные факультеты; было восстановлено наблюдение руководства академий над семинариями, а семинарий над низшими училищами.

В духовных академиях в начале 90-х гг., кроме богословских кафедр, имелись три кафедры философии (логики; психологии и метафизики; истории философии); две кафедры всеобщей гражданской истории, а также по одной кафедре: русской истории; теории словесности и истории иностранных литератур; русского и церковнославянского языков (с палеографией) и истории русской литературы, а также языков: греческого, латинского, еврейского, немецкого, французского и английского.
Программа курса духовных семинарий, вместе с духовными училищами, включала полный курс классических гимназий, с добавлением к нему психологии и краткой истории философии. В некоторых семинариях дополнительно преподавались курсы медицины и сельского хозяйства. Замечу, что духовные учебные заведения православного исповедания были всесословными: в них могли обучаться на одинаковых условиях с детьми духовенства и представители других сословий.

Постепенно на протяжении XIX в. духовные школы Беларуси (прежде всего семинарии - Могилевская, Минская, Витебская и Виленская) превращаются в настоящие центры православного духовного возрождения и просвещения, оказывая заметное влияние на состояние культуры и общественно-политической жизни края. Школа, культура, широкая благотворительная деятельность - вот далеко не все сферы применения знаний и опыта преподавателей и воспитанников духовных школ Беларуси. Именно представителями духовных школ Беларуси был создан уникальный феномен - церковно-историческая школа, родоначальником которой следует считать протоиерея Иоанна Григоровича и М.О. Кояловича. Издать труды ее представителей, т.е. вернуть Беларуси ее историческую память — задача, стоящая перед нынешним поколением преподавателей и воспитанников духовных школ .

Нельзя не вспомнить и тех воспитанников духовных школ Беларуси, которые прославили ее своей жизнью и трудами. Среди них следует назвать преподавателя словесности Могилевской духовной семинарии Самсона Цветковского и ее выпускников: педагога и писателя Иосифа Титовича, ученого-лингвиста Ивана Носовича, создателя первого русско-белорусского словаря; выпускников Минской духовной семинарии: ученого-востоковеда, путешественника и дипломата Иосифа Гошкевича; филолога, этнографа и лингвиста Евфимия Карского; поэта Максима Горецкого и многих других.

Начало XX в. предъявило новые требования к системе духовного образования, обусловленные необходимостью его реформирования14. Оживленная полемика, разгоревшаяся по проблемам организации и устройства духовной школы в целом и по пересмотру академического устава в частности, не оставила равнодушными и белорусских приверженцев духовного образования еще и потому, что на рубеже XIX и XX вв. влияние православной церкви и ее школ в Беларуси было чрезвычайно высоким. Так, в 1904 г. из 7902 школ пяти белорусских губерний свыше 70% составляли церковно-приходские школы. Основная масса их преподавателей склонялось к тому, чтобы духовная школа и ее система образования были более гибкими, шире бы привлекали в учебном процессе достижения современной науки и культуры.

Почти единодушным было мнение о необходимости реформы духовных семинарий. Цель этой реформы виделась в том, чтобы повысить уровень проповеднической подготовки выпускников. В «Послании к пастырям церкви Литовской» архиепископа Никандра, напечатанном в «Литовских епархиальных ведомостях», отмечалось, что современному пастырю «надо наряду с постоянным чтением и изучением святоотеческой литературы знакомиться и с светской, особенно с творениями выдающихся писателей и глубоких мыслителей». Ставилась задача более глубокого знакомства рядовых священнослужителей с новейшей литературой религиозно-философского содержания, а также с разными идейными течениями современности. Этот, казалось бы, сугубо конкретный вопрос перерастал в проблему более общего порядка: проблему взаимоотношения церкви и современной культуры.

Большое значение преподаватели духовных школ Беларуси придавали активизации деятельности западно-русских православных братств. В 1907 г. с участием преподавателей духовных семинарий был проведен первый съезд представителей всех западно-русских православных братств, в 1909 г. - второй.

На этих съездах был выдвинут лозунг о необходимости превращения православных приходов Северо-Западного края в братства, ставилась задача включения в их жизнь представителей всех слоев населения. Братства стремились подкрепить свое духовное влияние экономическим: организовывались братские кредиты, ссудные товарищества и т. п. Разрабатывался и устав братств. Центр их деятельности фокусировался на культурной программе. В этой связи активизировалась издательская деятельность: было принято решение издавать общебратский периодический печатный орган, календари, молитвенники, популярные книги по истории Церкви в Беларуси.

Большой интерес в это время вызвала книга преподавателя Минской Духовной семинарии, сотрудника, а затем редактора «Минских епархиальных ведомостей» Д.В. Скрынченко «Ценность жизни по современно-философскому и христианскому учению». Эта работа, печатавшаяся первоначально на страницах «Минских епархиальных ведомостей», в 1908 г. вышла отдельным изданием в Петербурге.

Преподаватели духовных школ Беларуси были инициаторами и организаторами богословских чтений, предназначенных «для интеллигентной и образованной публики». Сначала эти чтения были организованы при Минском Епархиальном Братстве во имя святителя Николая. Затем подобные же чтения стали проводиться и в других городах Беларуси - Полоцке, Могилеве, Гродно, Витебске.

Например, в 1909 г. в Витебске темами богословских чтений были объявлены «Богословие и естествознание», «Земное счастье по учению Библии», «Влияние христианства на жизнь людей», «Откровения в громе и буре».

Развернувшееся в начале XX в. движение за реформирование духовной школы было прервано потрясениями 1917 г. В настоящее время, т.е. в начале XXI в., вновь со всей остротой встал вопрос о необходимости реформы духовных учебных заведений. Готовясь к предстоящей реформе, необходимо учесть предшествующий опыт организации православного духовного образования, взяв из прошлого самое лучшее.
 

Теплова Валентина Анатольевна, кандидат исторических наук, доцент кафедры Истории Беларуси нового и новейшего времени  Белорусского государственного университета, профессор кафедры церковной истории Минской духовной академии, Минск.


Каким быть священнику? Интервью Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия II журналу «Встреча» // Встреча. 1988, №8. С. 4-9.
2Повесть жития и преставления святыя и блаженныя и преподобныя Еуфросинии, игуменьи манастыря Святага Спаса и Пречистая Его Матере.../ Кшга жыцш 1 хаджэнняу. Мн., 1994. С. 26-41; Мельников А. Преподобная Евфросиния Полоцкая. Мн., 1997.
3 Харлампович К. Западнорусские церковные братства и их просветительская деятельность в
конце XVI и начале XVII в. [Б.м.] 1889; Келтуяла В. История Русской литературы от половины
XIII в. до конца XVII в. Спб., 1912. С. 764 -793.
4 Левшун Л. Леонтий Карпович. Жизнь и творчество. Мн., 2001.
э Сиповский В.В. История русской словесности. Ч. I. Вып. II. (История русской письменности от начала до XVIII в.). Спб, 1910. С. 229-233.
6 Игумен Иоанн Экономцев. Предыстория создания Московской Академии и ее первоначальный
период, связанный с деятельностью братьев Лихудов / Православие. Византия. Россия. М, 1992.
С. 73-79.
7 Подробно см.: Беднов В.А. Православная церковь в Польше и Литве. Екатеринослав, 1908.
8 Чистович. И. Очерки истории западно-русской церкви. Вильно Ч. П. Спб, 1884. С. 268.
9 Конисский Г. Собрание сочинений Георгия Конисского, архиепископа белорусского с
портретом и жизнеописанием. Спб, 1835. Ч. II. С.328-332; Священник Михаил Булгаков.
Преосвященный Георгий Конисский, архиепископ Могилевский. Мн, 2000. С. 167-169.
10 РГИА. Ф. 796. Д. 106. Л. 2.
11 Котович И.А. Исторические записки о Литовской духовной семинарии. Вильна, 1878.
12 Вержболович М.И. История Минской духовной семинарии. Вып. 1-2. Мн, 1893-1896;
Горючко П. Учителя Могилевской духовной семинарии, биогр. материалы для времени 1765 -
1808 гг. Могилев, 1904; Довгялло Д.И. Витебская духовная семинария (1806-1906). Заметки и
воспоминания. Витебск, 1907; Восович С.М. Деятельность церковных школ Ведомства
православного вероисповедания на территории Белоруссии (конец XIX - начало XX вв.) /
Материалы V международных Кирилло-Мефодиевских чтений, посвященных дням славянской
письменности и культуры. Ч. I. 2000. С. 65-73.
ь Теплова В.А. М.О. Коялович и русская православная историография. / История воссоединения западнорусских униатов. Мн, 1999. С. 385-395.
10
Короткая Т.П., А.И. Осипов, В.А. Теплова. Христианство в Беларуси: история и современность. - Мн., 2000. С. 42-44.
И



Присоединяйтесь:
220121, г. Минск, ул. Притыцкого, 65,
Тел/факс; (017)254-79-58,
www.orthoobraz.by, e-mail: orthoobraz@mail.ru