Республиканское общественное объединение
Поиск по сайту
  • Нужно ли детям говорить об их правах?
Педагогу :: Наши наставники
ваСергей Александрович Рачинский (1833 – 1902), российский ученый, педагог, просветитель, профессор Московского университета, создатель уникальной школы для крестьянских детей в селе Татево Бельского уезда Смоленской Губернии, уделял большое внимание детям, оказавшимся в социально опасном положении.
«С самого начала моей школьной работы, — пишет Рачинский, — я не мог не обратить внимания на вопиющее зло, причиняемое моим ученикам постоянным усилением пьянства в крестьянской среде… 

Как педагог по призванию, С.А.Рачинский досконально изучил все особенности жизни своих учеников. К тому времени в сёлах распространялось пьянство. По современным меркам и беспокоиться то вроде бы не было нужды. Сейчас в нашей стране пьют гораздо больше, чем в конце ХIХ века, но мало кого из педагогов по-настоящему волнует эта трагедия. А какую же опасность увидел С.А.Рачинский? В том, что пагубная страсть к спиртному могла погубить близких для него людей — его учеников. И прежде всего, в духовном отношении, пьянство неизбежно привело бы к гибели душ его питомцев. Тогда о каком самобытном развитии духовных, нравственных, умственных и художественных даров крестьянских детей могла бы идти речь?

Однажды Рачинский стал свидетелем случая, который потряс его до глубины души: “Между моими первыми учениками был мальчик, который постоянно радовал меня своим прекрасным характером, своими способностями и успехами… Лет семь тому назад, вскоре после одного из наших храмовых праздников, в аллее, проходящей поблизости от школы, встретился мне мой питомец. Сидел он в телеге, как-то странно покачиваясь, и на оклик мой окинул меня мутным, бессмысленным взглядом. Он был совершенно пьян”. Затем Сергей Александрович описывает своё состояние, в котором ярко раскрывается его пастырское отношение к происходящему: «У меня захватило дух от раскаяния и стыда. Оказалось вдруг несомненно, неопровержимо, что для этого юноши, столь счастливо одарённого, о коем я так много думал, так много старался, я не сделал ровно ничего, или, точнее, упустил сделать то, без чего всё прочее не имеет ни малейшей цены, — не закалил его волю против самого обыденного, самого опасного из искушений.

Для меня стало очевидным, что для ограждения моих учеников от окружающего их зла нужны средства более сильные, чем простые увещевания и поучительные речи”.
“Единственное средство, которое я мог придумать, было устройство в тесном кругу моих учеников общества трезвости при абсолютном воздержании от спиртных напитков”. Мысль о таком обществе была встречена большинством моих учеников в высшей степени сочувственно, и 5 июля 1882 года, в день моих именин, после молебна преподобному Сергию Радонежскому, нами был произнесён в церкви торжественный обет трезвости сроком на один год. С тех пор этот обет ежегодно 5 июля обновлялся почти теми же лицами, с небольшим ежегодным численным приростом…Число членов нашего общества колебалось между 50 и 70. Состояло общество почти исключительно из бывших учеников Татевской школы”. Имена членов общества трезвости после того, как они принимали обет воздержания от употребления спиртных напитков, заносились в “Книгу трезвости”, хранящуюся в церкви. Здесь эти имена упоминались за богослужением…”

Сергей Александрович Рачинский впервые чётко сформулировал главное правило утверждения трезвой жизни: православная трезвенная работа может быть плодотворной только при церковном приходе. Только под благодатным воздействием Церкви возможно исцеление человеческих душ от пороков. Эту мысль он повторял до самой смерти. Обет трезвости принимался на разные сроки. С.А.Рачинский считал, что для людей, особенно страждущих от алкоголизма, обет трезвости должен сначала даваться на небольшой срок: полгода или год. Учитель пояснял: “За человеком, чтобы окрепла его воля, должна быть оставлена разумная мера свободы”.
Немногочисленно было поначалу Татевское общество. Но это ничуть не смущало Сергея Александровича. Он верил, что не только для 50-70 членов трезвенников стоит потрудиться, но даже и для одного.

Спустя 9 лет со дня основания Татевского общества трезвости, 10 июня 1901 года, Рачинский напишет о том священнику Александру Волынскому, который пытался распространить трезвенный опыт в Рязанской губернии: “Многие из моих корреспондентов-священников прекращают свою деятельность в области трезвости ввиду незначительности на первых порах её успехов. Никогда не мог я понять этого явления. По крайнему моему разумению, всякий из нас, спасший от гибельного порока хоть одного из своих ближних, недаром прожил на свете”.
Сергей Александрович так и трудился бы до конца своей жизни ради узкого круга своих учеников, но предназначено ему было большее. Через 6 лет, как повествует он сам, “внезапно наступила перемена”. И число учеников общества возросло до 383.
С этого времени священники окрестных сёл стали перенимать Татевский почин. Хоть поначалу сельским батюшкам дело православной трезвости представлялось “преждевременным” и даже “едва ли позволительным”, но “движение, возникшее в Татеве, победило их сомнения. Вокруг Татева стало вырастать целое “ожерелье” обществ трезвости. Их иногда называли “Татевским согласием трезвости”. Татевское “ожерелье” находилось в основном на территории нынешних Ржевского, Бельского районов Тверской области и в ряде районов Смоленской области.

Рачинский сразу почувствовал, за счёт чего он “победил сомнения”: главным доводом в пользу необходимости трезвого образа жизни был личный пример абсолютной трезвости, освящённой Церковью. Так, в письме, адресованном 21 декабря 1890 года студентам 4 курса Казанской Духовной академии, Рачинский пишет: “Пока я держался умеренности, все мои речи оставались гласом вопиющего в пустыне. Все со мной соглашались, никто не исправлялся. С тех пор, как я дал и исполняю обет трезвости, за мною пошли тысячи”.

В статье “Из записок сельского учителя” Сергей Александрович утверждает ту же истину: “А между тем это ничтожное самоограничение (т.е. полный отказ от спиртного) оказался самым мощным рычагом моего личного участия, так как поучать и проповедовать я решительно не умею. Мало того, я убедился, что и люди, одарённые красноречием, проникнутые наилучшими намерениями, остаются совершенно бессильными в борьбе с пьянством, пока лично не устранят от себя всякую его возможность”.

С.А. Рачинский публиковал статьи о трезвости в “Церковных ведомостях”. Особо нужно отметить его письма к студентам Казанской Духовной академии под заглавием “Письма С.А. Рачинского к духовному юношеству о трезвости”. В этих письмах мы встречаем, в частности, глубокое богословское осмысление проблем трезвости.
Ежегодно общество увеличивалось, а осенью 1888 года стали приходить крестьяне из разных, иногда очень удаленных от Татева деревень, с просьбами принять их в общество. По инициативе молодых священников (нередко учеников С. А. Рачинского), общества трезвости, подобные татевскому, стали появляться в других, соседних с Татевом, селах. Позднее такие же общества стали возникать по всей стране.

В 1889 году С. А. Рачинский опубликовал 2-ой отрывок «Из записок сельского учителя» с описанием опыта «Татевского общества трезвости» в 8-ом номере «Русского Вестника». В том же году статья была перепечатана в прибавлениях к «Церковным ведомостям» № 34. На нее отозвались очень многие. Началась обширная переписка. «Пишут ко мне из всех краев России, люди всех возрастов и звания, люди всех степеней умственного развития, начиная от высокообразованных лиц, озабоченных подъемом нравственности в нашем простом народе, и кончая полуграмотными горемыками, одержимыми всеми степенями delirium tremens» — писал он в следующей своей печатной работе о народной трезвости под заглавием «Открытое письмо», опубликованное в приложении к №50 «Церковных ведомостей» за 1889 год. В этом письме Сергей Александрович давал практические советы по организации общества трезвости, обязанностях членов такого общества, приводил даже форму книги трезвости Татевского общества и касался множества других важных вопросов, с которыми к нему обращались в переписке.
К 1890 году Татевское общество трезвости разрослось до 1018 человек. С.А. Рачинский продолжал публиковать статьи о трезвости в «Церковных ведомостях»: «Письма к воспитанникам Казанской учительской семинарии» в №3 за1890 год; «По поводу обществ трезвости» в №22 за тот же год.. Вот, например, одно из писем: «Никому из разумных проповедников трезвости никогда не приходило на ум считать за грех умеренное употребление легких виноградных вин, не производящего никакого опьянения. Грех заключается именно в приведении себя в это состояние какими бы то ни было средствами: вином ли, водкою, опием или гашишем… Но умоляю вас: воспитайте вашу волю совершенную трезвостию, чтобы никогда винопитие не вовлекло вас в грех опьянения…Итак, да поможет вам Бог примкнуть к нашему союзу».

Сохранились письма С.А. Рачинского священнику села Бобровка А. Никольскому, где Сергей Александрович рассказывает о своей работе по созданию в округе общества трезвости.

«Татево, 7 марта 1901 года
Многоуважаемый отец Алексей!
Не унывайте. Всякое начало трудно. Могу только повторить мой совет. Начинайте не с закоренелых пьяниц, а с людей твердых и трезвых, коих надлежит привлекать в общество, одушевляя их желанием принести пользу более слабым братьям… Опаздываю ответом, ибо неожиданно отлучился недели на две в Петербург. Там мне удалось открыть маленькое общество трезвости в среде студентов Духовной академии. На меня продолжают сыпаться письма из всех уголков России и Сибири. Повсюду возникают новые общества трезвости, иные с великим успехом. Опять посылаю вам кое-что печатное. Поручая себя молитвам вашим, остаюсь преданный вам С. Рачинский.
P.S. Прилагаю устав, весьма простой и дельный, одного из наших обществ трезвости (в земле войска Донского). Простите краткость и спешность этого письма. К почте приходится написать их более тридцати».
В уставе общества трезвости, который прикладывает Рачинский к письму, в одном из пунктов написано: «Член общества трезвости не должен ни под каким видом дозволять своим несовершеннолетним детям употреблять спиртные напитки».

Множество ценных мыслей, советов, указаний по вопросу о борьбе с народным пьянством рассыпано С.А. Рачинским в его обширнейшей переписке со всеми уголками России. «Уже при жизни своей он отдал 60 переплетенных томов этих писем в Императорскую Публичную Библиотеку» Деятельность С.А. Рачинского не прошла незамеченной. О ней знал Государь Александр III — «его заслуги перед русским просвещением были признаны совершенно исключительным образом, в известном Высочайшем рескрипте, от 14 мая 1899г. … Вслед за тем ему была Высочайше назначена пожизненная пенсия, которую он употребил на постройку новых школ!» Академия Наук в 1891 году избрала автора «Сельской школы» своим членом-корреспондентом по отделению русского языка и словесности.

Татевское общество трезвости послужило образцом для тысяч подобных обществ в России и положило начало грандиозному движению за трезвость в Русской Православной Церкви.

В 1889 году появляется циркулярный указ Святейшего Синода от 10 августа, в котором, в частности, Епархиальным Преосвященным предлагалось «донести Святейшему Синоду, существуют ли в настоящее время, из какого числа лиц и в каких местностях Общества трезвости, и в чём обнаружилось влияние их на религиозно-нравственное состояние как принадлежащих к их составу лиц, так и на окрестное население». После этого указа число приходских обществ трезвости в России стало быстро расти. К 1913 году существовало более двух тысяч обществ трезвости, в которых состояло около полумиллиона человек.

За короткий исторический период Русская Православная Церковь сумела создать всероссийскую комплексную систему воспитания народа в духе трезвости и благочестия на религиозно-нравственной основе. Эта система включала в себя:

-непосредственную работу с семьями в обществах трезвости, братствах, попечительствах и других подобных им учреждениях;
-разработку религиозно-нравственных, научных и организационных основ борьбы с пьянством в народном быту;
-широкое издание религиозно-нравственной, научной и художественной литературы антиалкогольной направленности, выпуск журналов, газет и листовок, посвящённых этой проблеме;
-организацию внебогослужебных проповедей, а также лекций, чтений и бесед, выявляющих вред пьянства и пользу трезвого благочестивого образа жизни;
-открытие библиотек и специализированных книжных лавок, укомплектованных антиалкогольной литературой;
-создание воскресных школ для членов общества и их детей, а также детских садов для самых маленьких членов семей трезвенников;
-обучение желающих церковному и светскому пению;
-устроение паломничеств, крестных ходов и прогулок с образовательными целями;
-организацию здорового и нравственного досуга трезвенников;
-создание противоалкогольных музеев и выставок;
-организацию трезвенных чайных и столовых;
-создание касс для оказания материальной помощи нуждающимся и бюро трудоустройства.

Отдельно обсуждалась проблема школьного алкоголизма и обсуждались меры отрезвления через воспитательную работу в школе. В церковно-приходских школах вводились специальные «уроки трезвости», создавались учебные пособия, написанные, в основном, священниками. Обсуждалась возможность проведения идеи трезвости в школьных курсах Закона Божия, русской и зарубежной словесности, отечественной и мировой истории, географии и даже математики. Предлагались соответствующие программы. Кадры для проведения этой работы готовились в духовных и учительских семинариях по всей стране. Таковы плоды трудов скромного учителя в селе Татево.

По материалам сайта http://общество-трезвости.рф
Присоединяйтесь:
220121, г. Минск, ул. Притыцкого, 65,
Тел/факс; (017)254-79-58,
www.orthoobraz.by, e-mail: orthoobraz@mail.ru