Республиканское общественное объединение
Поиск по сайту
Новости
  • Нужно ли детям говорить об их правах?
Новости
прВо многих городах и весях Руси уже традиционно 4/17 июля проводятся покаянные Крестные ходы в честь святых Царственных Мучеников. В этом году, милостью Божией, на одном из таких шествий мы познакомились с Маргаритой Зайдлер – православной немкой, известным общественным деятелем и журналисткой, участвовавшей в самообороне Крыма и военных действиях на Донбассе. Общение с этой удивительной женщиной принесло нам невероятную радость. Весь путь нас не покидало ощущение, что мы движемся бок о бок с Великой Княгиней Елизаветой или Царицей Александрой Феодоровной – с западным человеком, искренне взыскавшим истину, обретшем ее в нашей святой, единственно живой и правой вере и совершенно переродившимся внутренне, проникнутым русским духом и преображенным этой «русской» верой до готовности отдать за нее жизнь… «Слава Тебе, Господи, слава Тебе! – ликовала душа, – воистину „Христос вчера и сегодня и во веки Тот же»!»

– Маргарита, расскажите, пожалуйста, о себе.
– Я родилась и выросла в городе Лютерштадт-Виттенберге – столице Реформации, где Лютер прикрепил на двери замковой кирхи свои знаменитые 95 тезисов. Школу окончила с отличием, но поскольку стремилась к самостоятельности и независимости от родителей, то не пошла в институт, а поступила в медучилище. Выучилась на медсестру, 10 лет работала в травматологии и несколько лет в реанимации. Жила как все.
 
– А как Вы пришли к Православию?
– Задумалась о смысле жизни, начались его поиски. Чтобы заполнить пустоту в душе, занималась экстремальными видами спорта: банджи-джампингом (прыжки со специальных высотных сооружений, а также мостов и других объектов с эластичным канатом, который крепится к ногам и иным частям тела прыгуна, – примеч. ред.), скалолазанием, освоила сноуборд… В момент наивысшей опасности в кровь выбрасывается адреналин, и ты ощущаешь на кроткий миг счастье. Несколько лет я получала удовольствие от такого искусственного разгорячения. Людей, находившихся рядом и разделявших мои увлечения, считала своими друзьями. Однако потом Господь показал мне всю безсмысленность этого хобби.

Однажды неожиданно накатило такое ужасное чувство, такая пустота, что жить не захотелось. Если прежде я всегда была веселой и ироничной, то тут вдруг стала очень сдержанной и серьезной. Реакция друзей, конечно, не заставила себя ждать: «Что с тобой случилось? Раньше ты такой не была…» Позже они все меня оставили. Я вспомнила, что в детстве, когда мне бывало тяжело и плохо, я смотрела в облака и просила: «Добрый Бог, если Ты есть, помоги мне!», и становилось легче. Так появилось четкое осознание того, что Бог есть и надо искать Его.

В то время я жила в курортном местечке Гармиш-Партенкирхене в Баварии. А баварцы до сих пор в большинстве своем католики. И вот однажды на католическую пасху я зашла в костел. Отсидела всю службу, но радости духовной, мира, благодати не почувствовала. Напротив, было ощущение чего-то темного, гнетущего душу. Решила больше костел не посещать и стала молиться Господу, чтобы Он открыл мне истинную Свою Церковь. Слава Богу, восточными религиями, столь модными сейчас на Западе, я никогда не увлекалась и не искала в этом направлении.

Потом вспомнила, что мама – протестантка, и захотела побывать на протестантской службе. Но там оказалось еще более тягостно, чем у католиков. Как будто какой-то клуб, и люди просто развлекаются. Подумала, что и сюда я тоже отныне ни ногой – уж лучше молиться дома своими словами.

О Православии я слышала что-то краем уха как об «Ортодокс Кирх» (Ортодоксальная Церковь), но считала, что это секта какая-то. В Германии ни в школе, ни в институте о Православной Церкви узнать невозможно.

На тот момент, когда я поехала отдыхать в Южную Турцию, мои поиски продолжались уже три года. По прибытии нас повели на экскурсию: в древности это были земли Южной Антиохии. Мы посетили Памуккале – раньше там находился город Иераполь, в котором подвизался святой равноапостольный Аверкий Иерапольский. Побывали также в городе Демре (Мирах Ликийских). И меня эти места неожиданно поразили. В той поездке я познакомилась с украинцами, уже давно эмигрировавшими в Германию, и поделилась с ними своей скорбью, что не могу найти путь к Богу. А в ответ услышала: «А мы – православные. Наша Церковь – Апостольская, основана Христом». Эти люди жили в Мюнхене и ходили в православный храм. Я попросила их по возвращении взять меня с собой на православную службу, но в силу ряда причин этот момент все откладывался.

Наконец, 26 сентября вечером, на праздник Воздвижения Животворящего Креста Господня, я впервые переступила порог православного храма. Когда священник вынес из алтаря крест, все опустились на колени. Мне стало неудобно, и я поступила так же. И тут произошло удивительное – несмотря на скромность обстановки и некоторые, как сейчас понимаю, отступления, допущенные непосредственно в том храме, меня коснулась благодать Божия. Я поняла, что Бог здесь, в этой Церкви, что Он живой и любит меня. Я разрыдалась так, что прихожане удивились. После службы мы подошли к батюшке, и я попросила его крестить меня. Он сказал, что надо подождать, утвердиться в своем намерении, проверить себя, насколько крепко желание. Три месяца длился испытательный срок. Я хотела, чтобы священник прошел со мной катехизис, но у него от чрезмерной загруженности не хватало времени. А в Мюнхене есть большая греческая диаспора. Ее представители в то время как раз закончили постройку нового собора. И я пошла к грекам. Там меня встретил отец Апостолос, который рассказал мне об основах Православия и показал свой храм.

 – Какое впечатление на Вас произвело посещение греческого храма?
– Мне сразу показалось, что у них тоже «что-то не так». Там как у католиков стояли скамейки. Когда я пришла на службу в длинной юбке, с платком на голове, женщины стали спрашивать: «Ты что, мусульманка?» Оказалось, они молятся с непокрытой головой. Отец Апостолос ввел меня в алтарь, показал, где у них находится крещальная купель. Потом я каялась в этом на Исповеди, ведь женщинам каноны запрещают заходить во Святая Святых. Видела, как моя знакомая, которая крестилась в этом храме, ходила по алтарю в купальнике. Это меня покоробило, и я решила, что лучше принять Крещение где-то в другом месте.

– В личной беседе Вы упоминали, что имеете опыт участия в экуменической встрече. Расскажите, пожалуйста, об этом подробнее.
– Я тогда была на пути воцерковления… Батюшка делегировал меня от прихода на молодежное экуменическое мероприятие, где, кроме православных, собрались протестанты и католики. Конференция продолжалась несколько дней, все много говорили о том, как им сейчас хорошо вместе, что надо срочно объединяться. А я думала: зачем так явно смешивать ложь с истиной? Ведь я же знаю, что такое католичество и протестантизм… Моя совесть немного успокоилась только при мысли, что своим участием мы можем помочь всем этим несведущим осознать, что они заблуждаются, и прийти к Православию. Я тоже выступила с докладом о том, как обрела истину. Но мой рассказ мало кого заинтересовал. А потом надо было идти на протестантское «богослужение». Мне не хотелось, но священник настоял. Как и в прошлое посещение протестантского собрания, мне было нехорошо, все время возникало желание уйти. Останавливало лишь батюшкино «благословение». Позже в этом нарушении канонов и малодушии я тоже каялась на Исповеди.

– А как Вы думаете, почему Вам было так плохо на протестантском «богослужении»? Из-за отсутствия у них благодати Духа Святаго?
– Дело в том, что там не только нет благодати, но, думаю, присутствуют и противные, темные силы. Ведь Мартин Лютер, как и его ближайший помощник Меланхтон, были розенкрейцерами (членами тайного мистического общества, основанного в период позднего средневековья в Германии оккультистом Христианом Розенкрейцем, – примеч. ред.). Накануне Реформации у них в Кельне состоялся «собор», на котором они постановили провести реформу католичества. Т. е. это было не единоличное желание Лютера, а «соборное» решение розенкрейцеров…

– Как бы Вы охарактеризовали духовное состояние современной Европы?
– Еще в 2002 году, уезжая оттуда, я осознавала, что Европа достойна слез. С тех пор прошло уже 14 лет и, наблюдая усугубление негативных процессов, я постоянно убеждаюсь в верности своего шага. На Западе все разрешено, кроме соблюдения и сохранения моральных ценностей – это, в отличие от оправдания многочисленных пороков, там безусловно запрещается. Так, в «справедливой» Европе сажают в тюрьмы многодетных родителей, которые не пускают детей на уроки «сексуального просвещения». А голландский политик Франц Тиммерманс относительно недавно заявил:«Нужно как можно быстрее упразднить национальные государства и национальные культуры. И для этого нам необходимо как можно больше беженцев». Отсюда очевидно все лицемерие немецкого канцлера Ангелы Меркель и прочих политиков, которые успокаивают уже начинающее волноваться население, говоря, что надо проявить сострадание и любовь и принимать все новых и новых мигрантов. А это, как мы видим, в основном трудоспособные молодые мужчины, приверженцы радикального ислама…

– Вы принимали участие в войне за Новороссию, в том числе в обороне города-героя Славянска. После выхода оттуда армии Игоря Стрелкова было много разных спекуляций на тему «ошибок» и «предательства». Что Вы об этом думаете?
– Я находилась в Славянске с июня 2014 года и до отхода ополчения 5 июля. Занималась, что называется, войной на информационном фронте. Мне не хотелось покидать Славянск, но сейчас понимаю, что это было единственно верное решение. Город защищало до двух тысяч бойцов. Из них – 800 штабных и 1200 в окопах и на блокпостах вместе с теми, кто обслуживал и помогал ополчению. Если бы мы не отступили, то все бы там погибли на радость нашим врагам.

– Расскажите, пожалуйста, о самом отходе.
– Когда уже мы были в полном окружении, за час до выхода, 4 июля, получили приказ взять самые необходимые вещи и приготовиться в дорогу. Я взяла Казанскую икону Божией Матери, которую еще в Германии приобрела в антикварном магазине. Помню, увидев ее впервые, сразу же поняла: сколько бы она ни стоила, я ее куплю… Наша машина была почти последней в колонне. Я поставила святой образ на колени и все время молилась, читала «Богородице Дево, радуйся…» И с нами произошло настоящее чудо. Мы уже отъехали в ночи несколько километров, когда украинская сторона стала пускать осветительные ракеты. Ну, думаю, все – сейчас начнется обстрел. А Господь так устроил, что наша колонна немного заблудились, а возвращаться можно было только по той же дороге. И наша машина оказалась почти в голове колонны. А хвост ее обстреляли, и некоторые люди погибли. Были убиты и те 30 человек, которые обезпечивали отвлекающий удар, – Царствия им Небесного!

– А помните еще какие-то чудеса, произошедшие на той войне?
– Дима Жуков, командовавший обороной Семеновки, «Кедр», рассказывал, например, такой случай. Однажды они с бойцами собрались на молитву и вдруг услышали, как что-то ударилось снаружи о стену дома. Вышли посмотреть: это оказался неразорвавшийся снаряд. Дима скомандовал срочно покинуть здание. Когда все эвакуировались, в дом угодил еще один снаряд, разнесший его в клочья. Я уверена, что если бы ополченцы не молились, то не остались бы в живых.

Расскажу и о другом, для кого-то, возможно, незначительном, но для меня очевидном чуде. В Донецке есть батюшка отец Владимир, инвалид. Его келейник был танкистом. И вот однажды начался обстрел. Нужно было сразу бежать из дома в бомбоубежище, но они не успели. Залегли и стали читать 90-й псалом. А когда все закончилось и они вышли, то увидели, что все стекла разбиты. И только в той комнате, где они молились, окна уцелели.

Но самое главное и великое чудо – это, конечно, преображение души человеческой. В Семеновском батальоне я пообщалась с бывшим баптистским пастором, который так говорил о своем обращении в Православие: «Я видел, как православные воины храбро сражались, жертвовали жизнью ради друзей, ложились под танки…» Потом мы еще раз повстречались с ним в Донецке, и он с благоговением показал мне свой нательный крестик.

– Ваше слово к читателям нашей газеты.
– Сегодня многие католики задумываются о том, куда идет их «церковь». Папа римский Франциск заявил: «Мы все должны просить прощение у содомитов». Но за что? Или вот, он омывает ноги ксендзу-извращенцу. А многодетной матери, которая носила под сердцем восьмого ребенка и подошла к нему взять благословение на роды, папа с усмешкой ответил:«Мы же не кролики! Надо подходить к этому ответственно». О проблеме внедрения микрочипов он говорит, что это «Богом благословленная технология. В нашем государстве все должны вживить себе микрочипы». Т. е. его единственная задача – продвижение т. н. нового мирового порядка.

Россия – это Катехон, сила, удерживающая мир от погибели. Если она не устоит в Православии, то не останется смысла для существования Земли. Поэтому люди в России должны духовно трезвиться, противостоять всем ересям и в первую очередь ереси экуменизма. Не идти ни на какие компромиссы, узнавать признаки приближения пришествия антихриста и с любовью сообщать их ближним (как учит свт. Кирилл Иерусалимский). Именно этого чают от православных русских здравомыслящие иностранцы.

Нужно ясно понимать: католики нам не братья, их извечная цель – уничтожение веры истинной. Папа не выполнил своих обещаний о прекращении прозелитизма на Малой Руси, и сейчас на Западной Украине униаты отнимают у православных все новые и новые храмы. Даже в России, кажется, во Владивостоке, есть ксендз, который открыто выступал в поддержку бандеровцев. А Франциск ни одним словом не осудил ни их, ни униатских ксендзов, бесновавшихся на Майдане и призывавших убивать «москалей», т. е. русских.
Вот почему сейчас многие католики, видя происходящее, начинают задумываться, искать, изучать, вопрошать – и немало из них принимают Православие. Эти люди надеются только на то, что Господь поможет России устоять в Христовой истине.

Поэтому я желаю читателям «Православного Креста» как можно глубже познать Православную веру, утвердиться в ней и до конца бороться за нее. Это подвиг не только ради их личного спасения, но и для спасения всех людей, всего человечества, которое ищет Бога.

Беседовал Александр Малинин

Газета «Православный Крест», № 15 (159) (от 1 августа с. г.)
 
 
Присоединяйтесь:
220121, г. Минск, ул. Притыцкого, 65,
Тел/факс; (017)254-79-58,
www.orthoobraz.by, e-mail: orthoobraz@mail.ru