Республиканское общественное объединение
Поиск по сайту
Новости
  • Нужно ли детям говорить об их правах?
Новости

Толерантность не равна безразличию

В 2017 году запланирован ряд мероприятий, посвященных празднованию 300-летия со дня рождения святителя Георгия Конисского, Архиепископа Могилевского и Белорусского. Одним из пунктов является подготовка к переименованию площади Орджоникидзе в г. Могилеве в площадь Святителя Георгия Конисского.

Многие граждане г. Могилёва поддерживают данную инициативу, но есть и противники, и это, в принципе, нормально. Люди, высказывающиеся даже против, мне приятны. Хорошо, когда общество живое, интересующееся, аргументирующее. Страшно, что при сборе подписей часть лиц высказалась «мне всё равно». Это - безразличное равнодушие к своей судьбе и судьбе города. Это те, кто при опасности спрячется за спины матерей и детей.
Как могло случиться, что мы превратились из субъекта истории во множество ее объектов, причём, безликих и безразличных. Личность с ее ответственностью подменилась безответственной индивидуальностью. А ведь без личности нет народа, а есть пресловутые «массы», этической нормой которых становятся: «Мы на все согласны, прямо скажем, толерантны, только вы нас кормите и на водку давайте».

Что же это за сомнительное качество «толерантность», которым мы так гордимся и везде подчёркиваем?
Толера́нтность (от лат. tolerantia — терпение, терпеливость, принятие, добровольное перенесение страданий) — социологический термин, обозначающий терпимость к иному мировоззрению, образу жизни, поведению и обычаям. Но! Толерантность не равносильна безразличию. Она не означает также принятия иного мировоззрения или образа жизни, она заключается в предоставлении другим права жить в соответствии с собственным мировоззрением.

Толерантность означает уважение, принятие и правильное понимание других культур, способов самовыражения и проявления человеческой индивидуальности. Проявление толерантности также не означает терпимости к социальной несправедливости, отказа от своих убеждений или уступок чужим убеждениям, а также навязывания своих убеждений другим людям.

На деле произошла чудовищная подмена и сегодня мы приобщаемся к «европейским ценностям». Там толерантные граждане снисходительны к разным бездельникам и нетрадиционным религиям, пристрастиям и прочим грехам. Толерантность часто принимается (и проявляется) как нравственный нигилизм, равнодушие к любым, даже деструктивным явлениям в нашей жизни. Современная Европа как раз находится в ситуации, в которой толерантность доведена до абсурда.

Всякий рост, в том числе духовный и культурный, становится одиозным, трудолюбие подвергается осмеянию, творческие радости вызывают недоумение, любовь к родному пепелищу, верность в семье - забыты. Подрывается инстинкт самосохранения народа, Отечества, происходит снижение здоровой агрессии организма на инфекцию - духовный иммунодефицит: «агульная млявасць, абыякавасць да жыцця…»,- кажучы на роднай мове. До боли знакомые признаки известного вируса. Белорусским словом «абыякавасць» такое качество, вроде, назвать стыдно, но оно, как никакое другое, подходит под наше состояние. Синоним толерантности - «терпимость», так же вызывает определенные ассоциации (дом терпимости), но им ловко играют в некоторых документах.

В течение одного века наш народ дважды пережил разрушение своего Отечества. И в этом разрушении мы однажды отреклись от веры, а в другой раз – от ее жалкого подобия – идеологии. Мы боялись. Любой голос, раздававшийся одиноко в хоре «одобрям» был обречен, заглушен, забыт. Но он был! Не было силы, способной пробить эту броню неприятия всего, что не укладывалось в прокрутство ложе официальной идеологии. И мы устали. Хотя всегда пытались внутри себя остаться другими, настоящими. Верили в то, что жизнь когда-нибудь да изменится: переболеется, страх отпустит, усталость сменится отвагой и силой молодых, которым мы передадим наше лучшее – любовь к родной земле и несгибаемую волю к жизни.

В нашей стране в 30-х годах ХХ века в результате сталинских репрессий были уничтожены сотни тысяч людей. В окрестностях многих областных центров существуют расстрельные полигоны – братские могилы невинных жертв того времени. Отсутствие мемориальных знаков на этих местах и улицы, по которым мы ходим каждый день, увековечившие имена палачей и их идеологов – все это толерантность или обычное человеческое безразличие – символ исторического беспамятства. Как же долго мы увековечиваем память Куйбышева , Калинина, Володарского, Карла Маркса и других, и уже кажется, что это и есть наша историческая память, и так было всегда, и мы так привыкли. Но хочется спросить, привыкли ли те, кто сам, или их родители, или их предки пострадали в этот период. Как им ходилось или ходится по улицам «убийц»?

Уважение к личному мнению другого человека или к стандартам целой идеологической системы совсем не означает готовность эти стандарты принимать и согласие по ним жить. Мы пока наблюдаем - безразлично, с удивлением, иногда ворчим. Мы можем предать и в третий раз уже маленькое, но все-таки Отечество. Не называя негодяев – негодяями, фашистов – фашистами, подлецов – подлецами. И они определят нашу судьбу, судьбу равнодушных.

Мы пытаемся выжить в сегодняшнем мире, где действуют силы, с которыми поодиночке не совладать. Все чаще используется латинский шрифт. Русское имя Иван предпочитают произносить на чужой манер Айван (Евровидение 2016). Собирают деньги на памятник «герою» «Правого сектора», (газета «Народная воля» 30.08 2016 стр №8), разрушают стихотворные строки на памятнике Пушкину (Могилёв 2015г.) Медленно разделяют единый народ: сначала безобидно, сообщая нам, что мы братья. И мы, проглатывая это, согласно киваем.

По сути, под соусом толерантности нам предлагают терпимость к пороку, а тот, в свою очередь, ведет себя, как ему и положено, крайне агрессивно. Воинствующее безбожие, дилетантизм в вопросах веры, намеренная дискредитация норм нравственности, это то, что сегодня называется толерантностью. Так что само понятие «толерантность» исказилось и преподносится уродливо.

Там, где идеология толерантности уже утвердилась, существуют специальные учебные пособия, которые должны познакомить детей с сексуальными извращениями и уверить их, что в таких действиях нет ничего неправильного. Более того, христиане (и вообще все те, кто не одобряет столь настойчивого продвижения содомии) в ряде стран ( к сожалению, и в нашей) уже подвергаются притеснениям. Хотя поначалу кажется, что «толерантность» и «притеснения по религиозному признаку» есть вещи несовместимые.

В Британии публичное осуждение гомосексуализма уголовно наказуемо. Толерантность, таким образом, достаточно жесткая идеология, твердо намеренная употреблять государственное принуждение для продвижения своих взглядов, и у нас есть основания этой идеологии противостоять. А не гордиться и определять ее как национальную идею.

Уважение к другой культуре может вырасти только на прочном фундаменте собственного культурного кода. В противном случае народ будет подобострастно преклоняться перед другой культурой, либо, страдая комплексом неполноценности, проявлять агрессивность в отношении иных культурных традиций. И то, и другое – признак духовной деградации. Один из известных православных миссионеров, рассуждая на эту тему, сказал: «Я не хочу толерантно относиться к концу моего народа».

Мы тоже не хотим.

А. И. Антоненко, г. Могилев

Присоединяйтесь:
220121, г. Минск, ул. Притыцкого, 65,
Тел/факс; (017)254-79-58,
www.orthoobraz.by, e-mail: orthoobraz@mail.ru