Республиканское общественное объединение
Поиск по сайту
Главная
  • Нужно ли детям говорить об их правах?
Главная
Не умирай, пока живешь

«А я вот не люблю старость», – по секрету делилась я с младшей сестрой после очередного дня рождения родственницы преклонного возраста. «Вот все желают прожить до ста лет, а какой прок в этой жизни»,– рассуждала я. И было мне тогда 26 лет. Я искренне не понимала, чем хороша старость, и как люди живут в этой самой старости. «О какой мудрости в зрелом возрасте можно говорить, если у старых людей ухудшается память, лицо все в морщинах, работы нет, пенсии небольшие?» – вопросы так и сыпались. Казалось мне тогда, что я никогда не приду к так называемому третьему возрасту.

Как отмечают окружающие, я по-прежнему жизнерадостна и остроумна, легкая на подъем, будто с тех пор и не промелькнуло 36 лет. И теперь я точно знаю: старость - это вовсе не количество прожитых лет (спасибо Господу за этот дар!), а состояние, и даже не организма, а души. Но вся проблема именно в том, что организм и душа взаимосвязаны. И эта взаимосвязь неравноценна. Дух, душа и тело – вот в иерархической последовательности трехсоставность человеческой природы. Неравноценность души и тела возвеличивает душевное, прославляя духовное, не принижая телесное начало.

По определению Гёте, старость — это золотая жатва. Но почему тогда не все одинаково стареют? Вы замечали, как осенью стареют деревья? Клен становится пышнее и радует взор багрянцем листьев. Береза медленно покрывается золотинками и листок за листком осыпает золотыми брызгами все дерево. Еще вчера вдоль дороги кружили зеленые белоствольные красавицы, а сегодня – нежные, золотые косы кланяются матушке-земле. Но таинственнее всех – рябина: капелька за капелькой роняет она на землю листву и вот уже искрятся на закате яркие грозди, непохожие друг на друга. Так и люди. Многие радуются жизни, оставаясь молодыми внутренне. Особенно это удается тем, кто жил по принципу: «Век живи, век учись – дураком помрешь», трудился не покладая рук и ума. Особенно это «нестарение» заметно в людях, которые не просто поверили в Бога, а научились верить Богу и живут по вере. Эти люди каждую ситуацию доверяют Всевышнему. Я наблюдаю, как часто они смирением отвечают на грубость, обиду. Ответы на многие вопросы они ищут в Слове Божием, побуждают, заставляют поступать с людьми по-христиански. Может это происходит еще и потому, что нынешние пожилые люди большую часть своей жизни прожили при советской власти. Неравнодушие к судьбе своей страны, к судьбам окружающих людей, чувство патриотизма воспитывалось в нас с пеленок. Мы росли в богоборческом государстве, но в «Моральном кодексе строителя коммунизма» первая строчка гласила: «Человек человеку друг, товарищ и брат». И именно это впечатало в наше сознание навеки дух взаимопомощи, товарищества, бескорыстия, самоотверженности. Мы росли и большую часть прожили при диктатуре культуры. Это все, в конечном итоге, сделало нас благочестивыми людьми.

Однажды в ответ на мои сетования об одной своей жизненной коллизии, лишившей меня сна, заставляющей обижаться на близких людей, горевать и унывать, отец Михаил, который служит в Свято-Никольском женском монастыре, напомнил мне событие, описываемое в Евангелии. Когда Иисус к своим ученикам шел по морю. Ученики, увидев Его, идущего по морю, испугались. «Но Иисус тотчас заговорил с ними и сказал: ободритесь; это Я, не бойтесь. Петр сказал ему в ответ: Господи! Если это Ты, повели мне прийти к Тебе по воде. Он же сказал: иди. И, выйдя из лодки, Петр пошел по воде, чтобы подойти к Иисусу, но, видя сильный ветер, испугался и, начав утопать, закричал: Господи! Спаси меня. Иисус тотчас простер руку, поддержал его и говорит ему: маловерный! Зачем ты усомнился?» (Мф. 14, 22 – 36)

Вот так показана и вера в Бога, и вера Богу. Петр доверился Сыну Божию и пошел к Нему навстречу, невзирая на бушующую водную стихию. И он шел по волнам, пока верил Богу, а усомнившись от страха, стал тонуть. Вот так и мы, часто называя себя православными, верим в Бога, но не верим Богу. И начинаем, как тот Петр, тонуть и падать. Но Господь долготерпелив и безгранично милосерден и всякий раз спасает нас. Только надо научиться верить Ему. А учиться этому надо каждый день. Это и есть тот духовно-нравственный поиск, который по своей направленности уже возносит нас от временного к вечному, который сам по себе является творческим процессом, требующим интенсивной умственной деятельности в решении каждый раз новой проблемной ситуации, а это сильнейшее средство против старческого слабоумия.

«Что ты все радуешься жизни?» – с недоумением спрашивает меня знакомая. «В нашем возрасте радости мало, живем по принципу трех «Д», – научает она. «Каких «Д»? – недоумеваю я. «Доносить. Доесть. Дожить», – слышу в ответ. Вот такой отсчет жизни у человека, имеющего несколько квартир, загородный дом и так далее, и тому подобное. Какая горечь и обида на то, что все проходит, жизнь пролетает, а не все успела ухватить, не всем насладилась, а конец неумолимо приближается. «Только бы в уме, только бы в памяти и на своих ногах!» – самая главная мечта. И старость у человека обеспечена, и семья хорошая: дети-внуки частые гости, а отсчет времени – обратный. Вот так и получается – вроде как и не жила, все старость обеспечивала, а теперь доживает. И в молодости, и в старости она четко знает, что в жизни не надо гнаться за мечтами, идеалами ( ведь не просто так народ заприметил про синицу в руках и журавля в небе), а надо все тонко просчитывать; что самосовершенствоваться надо для того, чтобы иметь все как у людей и лучше, а не рассуждать о добром и вечном. Если не ухватишь ты, ухватят, ах как урвут у тебя! И как тут не вспомнишь Эриха Фромма с его предостережением: чтобы иметь, человек отказывается быть.

И мечется человек по жизни, достигает, преуспевает. Падает, поднимается, но конец все ближе… Сколько осталось? Не хочется об этом думать. Может годы, а может часы… Эти безответные вопросы пульсируют в подсознании, включая обратный отсчет, определяя иерархию ценностей. Когда наступает тот миг, когда человек перестает жить, а начинает доживать? Наверное, это даже не зависит от физического возраста.
Люблю наблюдать за своими ровесниками в общественном транспорте. Одни такие лучезарные, что возраст определить невозможно, потому что часто они выглядят моложе. Другие – хмурые, раздражительные и всем недовольные, возраст тоже определить затруднительно, всегда назовешь большую цифру. Отношения к жизни метят человека. Одни женщины уже далеко не бальзаковского возраста ярко накрашены, в модных современных курточках, брючках. Пожилой мужчина с множеством металлических сережек в ухе и в порванных по моде джинсах. «Молодые старые» – стараются соответствовать времени, спешат побыть еще хоть немножко такими, какими были раньше. Но как ни старайся, в 65 не будешь таким же, как в 30 или 40! Не надо себя обманывать и уверять, как героиня песни И. Д. Шаферана, что «помоложе раньше были зеркала…» Но как же быть? Ответ находим в дивных строчках стихотворения Виктора Гюго:
Тот возвращается к первичному истоку,
Кто в вечность устремлен от преходящих дней.
Горит огонь в очах у молодых людей,
Но льется ровный свет из старческого ока.

И как говорил митрополит Антоний Сурожский, людям пожилого возраста необходимо осознать, что есть время пламенеть, а есть время светить. Свет тихий, спокойный, ровный свет, который во тьме светит, может принести больше пользы людям, чем обжигающее пламя.

Мы начинаем стареть не тогда, когда четко понимаем скоротечность жизни, ее изменчивость, и не тогда, когда понимаем, что молодость уходит (да что там молодость!), а когда концентрируем свои стремления на то, чтобы «пожить и обеспечить, ведь мы этого достойны». В контексте отсчета времени не так уж важно: мы стремимся обогатиться или создать что-то значимое для своих детей, для будущих поколений. Все надо уметь: и силы рассчитывать, ведь они уже не те, и жизнь планировать, и уход из нее, тщательно готовиться к нему. Все надо, только бы «доживание» не стало приоритетом, затмив собой все остальное. Ведь жизнь - это не временной промежуток между появлением на свет и исчезновением.

Если человек сосредоточен на тленном, его отсчет времени – обратный. Ибо «какая польза человеку, если он приобретет весь мир, а душе своей повредит» (Мф. 16:26).
«Успех» и «успение» – однокоренные слова. Конечно, смерть близкого человека для нас, оставшихся на земле, это горькая разлука. Но для умирающего успение, смерть – это торжественная, великая встреча души с Всевышним. И если ты понял, что к этой встрече надо ответственно готовиться – это успех. У нас еще осталось время! Мы пожилые, но мы не доживаем, а живём! Тело – храм души. Ничего вечного не бывает. Время и люди разрушают и храмы. Тяжело признать, что наш телесный замок потихоньку разваливается, но душа желает быть успешной. «Не умирай, пока живешь!» Наверное, лучше девиза для людей третьего возраста (так теперь по-научному называют пожилых людей) и не придумаешь. Надо все успевать! И именно в этом возрасте многое возможно на этом пути.
Все мы помним призыв «memento mori» (лат. «помни о смерти») –формулу приветствия католических монахов из ордена траппистов. Смерть не конец, а начало, начало жизни вечной. К этому мы идем всю жизнь. Идем, а не «доживаем»!

Рябова Лариса Алексеевна, 
заведующая кабинетом по взаимодействию с учреждениями образования
Духовно-просветительского центра имени святителя Георгия (Конисского) Могилевской епархии 
 
 
 
Присоединяйтесь:
220121, г. Минск, ул. Притыцкого, 65,
Тел/факс; (017)254-79-58,
www.orthoobraz.by, e-mail: orthoobraz@mail.ru