Республиканское общественное объединение
Поиск по сайту
  • Нужно ли детям говорить об их правах?

24/1/2014 - Житие священномученика Владимира Хираско

иконаСвященномученик Владимир (протоиерей Владимир Григорьевич Хираско)
 
Родился 11 января 1874 года в семье священнослужителя в г. Подольске на Украине. После окончания Подольской Духовной Семинарии работал учителем церковно-приходских школ в Беларуси. В 1899 году был рукоположен во иерея и назначен настоятелем церкви Вознесения Господня в с. Омельно Игуменского уезда (ныне Червенский район). В Омельно о. Владимир прослужил семь лет. Его пастырский талант с особой силой проявился в святом деле преподавания Закона Божьего. "За заслуги по церковно-школьному делу" в 1906 году он был награжден скуфьей. После Омельно о. Владимир в течение пяти лет служил в Свято-Георгиевской церкви с. Юревичи того же уезда. Когда в 1911 году его переводили в Минск, жители Юревич плакали и не хотели отпускать своего настоятеля.
 
В Минске о. Владимир стал настоятелем церкви иконы Божьей Матери "Всех скорбящих Радосте", действовавшей при училище слепых. Одновременно он преподавал Закон Божий в мужской и женской гимназиях города, а также трудился в Минском Епархиальном Попечительстве о бедных духовного звания.
 
В неутомимой церковной работе протекала до революции жизнь о. Владимира. По характеру человек миролюбивый, отзывчивый и очень добрый, он особое внимание проявлял к слепым детям, которых обучал в училище истинам православной веры, стараясь укрепить в них дух благочестия.
 
После революции о. Владимир продолжал служить в Минске. Его дважды арестовывали в 1919 году, но оба раза отпускали.
 
Наиболее тяжелые испытания выпали на долю священника в конце 1925 года, когда из Минска был выслан митрополит Мелхиседек (Паевский). Отец Владимир хорошо знал владыку Мелхиседека и вместе с верующими пробовал облегчить его участь, обращался в различные инстанции с просьбой не высылать владыку. За это и пострадал.
 
Протоиерея Владимира Хираско арестовали 29 декабря 1925 года, предъявив ложное обвинение в связях с польским Генеральным Консульством. Матушка о. Владимира - Мария Титовна - осталась одна с пятью детьми несовершеннолетнего возраста. Она пыталась добиться освобождения мужа, писала в ОГПУ, но безрезультатно.
 
В заключении о. Владимир встретил Светлое Рождество Христово. Стараясь поддержать его, верующие направили ему несколько писем. Из них видно, какой любовью и уважением он пользовался у своих прихожан. Вот некоторые выдержки: "Кто Вас знает нигде, никогда, ничего дурного о Вас не говорил, только хорошее и хорошее без конца. Но несмотря на это нашлись и такие люди, которые посчитали Вас преступником и уже арестовали Вас и посадили в тюрьму за ту святую правду, которой велел следовать Сам Иисус Христос. Разумеется, это уже давно известно, что ложь правду дико ненавидит. Так поступал в Вифлееме Ирод, избивший 14000 младенцев для того, чтобы уничтожить правду, а правда осталась жить и будет жить. Так и теперь поступают состоящие во власти квалифицированные безбожники... Они считают Иисуса Христа преступником, идут по стопам Ирода, Иуды-предателя и всех тех разбойников, которые убивали Христа..."
 
Во время допросов о. Владимир категорически отказался назвать тех людей, которые обращались к нему с этими письмами, хотя, конечно, хорошо знал их. В марте 1926 года его заставили покинуть Минск , и он был направлен в административную ссылку в г. Орел.
 
Три года о. Владимир провел в ссылке, в отрыве от горячо любимой семьи и своей паствы, возвратившись из ссылки только весной 1929 года. Он вновь стал служить при церкви иконы Божьей Матери "Всех скорбящих Радосте".
 
Вскоре его арестовали второй раз. Сигналом к аресту послужила анонимная статья-донос, напечатанная в газете "Рабочий", в которой о. Владимира голословно обвиняли в контрреволюционной деятельности. Эти обвинения он отверг. В своих показаниях рассказал о следующем: "В г. Минск из Орла я возвратился во вторник 12 марта... В первый раз богослужение совершил в субботу 17 марта. Никаких встреч и приветствий никто мне не устраивал. Я же сам обратился с приветствием к своим прихожанам, в котором говорил, что с радостью встречаюсь с ними и благодарю Бога за то, что неизбежные в жизни каждого человека горести и тяготы вера в Бога помогла мне перенести, и что эта вера может облегчить тяготы жизни каждого из христиан, и потому следует быть твердым в вере. На другой день, в воскресенье, мною была произнесена проповедь на тему о всепрощении... Эта тема была избрана потому, что тот воскресный день носит название "Прощеного воскресенья", когда православные готовятся получить прощение своих грехов в Таинстве покаяния... В среду на первой неделе Великого Поста перед причащением я говорил причастникам на тему: "Помяни мя, Господи, во Царствии Твоем", призывая верующих людей доброй жизнью дать возможность Господу вспомнить из их жизни хоть что-нибудь доброе. В двух последних моих речах, произнесенных мною 24 марта, никаких антисоветских или контрреволюционных лозунгов не было. В первой из них проводилась мысль о том, что торжество Православия заключается в доброй христианской жизни, во второй речи, сказанной на пассии, т.е. службе, посвященной воспоминанию страданий Христа, я говорил о том, что всякого рода страдания и лишения в жизни нужно переносить безропотно по примеру Христа. Заканчивая свои показания по поводу отмеченных в корреспонденции газеты "Рабочий" фактов, якобы свидетельствующих о моей контрреволюционной деятельности, я, собственно говоря, думаю, что никаких фактов в этой корреспонденции не имеется..."
 
Читая показания о. Владимира, нельзя не обратить внимание на то, насколько спокойно переносил он испытания, выпавшие на его долю. Ни одного слова ненависти к тем, кто его арестовал; ни одного гневного вздоха, только смирение и мир в душе, будто и не находился он в ссылке, не страдал. "Благословляйте гонителей ваших; благословляйте, а не проклинайте" (К Римл. 12, 14). В духе апостольских слов переносил наветы вражьи протоиерей Владимир Хираско. Между тем во время заключения в тюрьме у него резко ухудшилось зрение. Дважды о. Владимир обращался к тюремному начальству с просьбой прислать врача, но так и не получил никакого ответа.
 
Его выслали в Сибирь 29 июля 1929 года. За три года лагерной жизни он почти ослеп. В 1932 году о. Владимира освободили. Будучи тяжело больным, он умер спустя несколько месяцев.
 
Центральный Архив КГБ РБ. Следственные дела №33935-с, №32934-с.
Национальный Исторический Архив Беларуси.
Фонд 136. Опись 1. Дело 41154. Лл.275-277.
Минские Епархиальные Ведомости. 1920. №1.Лл. 17-25.
 
 
        
Присоединяйтесь:
220121, г. Минск, ул. Притыцкого, 65,
Тел/факс; (017)254-79-58,
www.orthoobraz.by, e-mail: orthoobraz@mail.ru