Республиканское общественное объединение
Поиск по сайту
Главная
  • Нужно ли детям говорить об их правах?
Главная
Гимн любви в творчестве И.С.Тургенева
Иван Сергеевич Тургенев…Кто он? Романтик? Реалист? Несравненный рассказчик в романах и повестях? Драматург и проницательный критик? Непревзойдённый мастер русского пейзажа, психологического портрета и тонкий лирик в прозе? Но мы не ошибёмся, если скажем, что он во всём своём многогранном творчестве - неутомимый проповедник любви ко всему сущему во всех её проявлениях.

Восторженное слияние мира любви человека и природы восхищает нас: «Всё было тихо, бело, сонно; но я поднял глаза: высоко в небе неслись над станицей прилётные птицы… «Весна! Здравствуй, весна! – закричал я громким голосом, - здравствуй, жизнь, и любовь, и счастье!» - и в то же мгновенье, с сладостно потрясающей силой, подобно цвету кактуса, внезапно вспыхнул во мне твой образ – вспыхнул и стал, очаровательно яркий и прекрасный, - и я понял, что я люблю тебя, тебя одну, что я весь полон тобою…» («Довольно»)

Вспомним зарождение поэтической любви Джеммы и Санина из «Вешних вод»: «внезапно среди глубокой тишины, при совершенно безоблачном небе налетел вихрь, казалось, что сама земля затрепетала под ногами, тонкий звёздный свет задрожал и заструился, самый воздух завертелся клубом… Джемма ухватилась обеими руками за его плечи, припав грудью к его голове. Шум, звон и грохот длились около минуты…Санин приподнялся и увидел над собою чудное, испуганное, возбуждённое лицо, такие огромные, великолепные глаза – такую красавицу увидал он, что сердце в нём замерло, он приник губами к тонкой пряди волос, упавшей к нему на грудь… Мгновенно, как вихрь, налетела на него любовь».

Живые родники поэзии действительной жизни открыты многим тургеневским героям: «Поэзия – язык богов, - говорит Рудин. – Я сам люблю стихи. Но не в одних стихах поэзия: она разлита везде, она вокруг нас… Взгляните на эти деревья, на это небо – отовсюду веет красотой и жизнью; а где красота и жизнь, там и поэзия» («Рудин»)

Земля и небо… С великой любовью Господь сотворил их для человека. А поэтическая натура человека всегда чувствовала и воспевала земную и небесную красоту Божьего творения. Во многих своих произведениях И.С.Тургенев раскрывает неразделённость земли и неба: «И манит в сад, и в поле, и в леса, // Под вечные, святые небеса…»; «…блеск глубокий// Раскинулся от неба до земли» (поэма «Параша»). Столь же реалистически синтетичен чудный пейзаж в рассказе «Три встречи»: «всё небо было испещрено звёздами; таинственно струилось с вышины их глубокое, мягкое мерцанье; они, казалось, с тихим вниманием глядели на далёкую землю».

Многие мгновения этого удивительного и прекрасного мира природы в творчестве Тургенева, как и его великих современников – Пушкина, Лермонтова, Тютчева, Некрасова, вошли в наше сознание ещё со школьных лет. Как ни вспомнить один из лучших русских романсов «В дороге»! Сначала автор всматривается: «Утро туманное, утро седое, // Нивы печальные, снегом покрытые» и вспоминает «Первые встречи, последние встречи…» и всё это – в связи с небом: «Глядя задумчиво в небо широкое».А вот один из акварельно-нежных пейзажей из «Дворянского гнезда»: «Ночь безмолвная, ласковая ночь лежала на холмах и долинах; издали, из её благовонной глубины, Бог знает откуда – с неба ли, с земли, - тянуло тихим и мягким теплом». А когда читаешь утренние или дневные летние пейзажные зарисовки, то настолько погружаешься в этот необычайный мир природы, что кажется, ты сидишь на лесной поляне и слушаешь Первый концерт для фортепиано с оркестром Чайковского. Только вместо скрипок и прочих музыкальных инструментов – птичьи пересвисты, трели соловьёв, шелест листьев, шум верхушек деревьев. Но у Тургенева есть и гениальное описание могучего воздействия реальной музыки на душу Лаврецкого: «Вдруг ему почудилось, что в воздухе над его головою разлились какие-то дивные, торжествующие звуки; он остановился: звуки загремели ещё великолепней; певучим, сильным потоком струились они, - и в них, казалось, говорило и пело его счастье…» И вот он в бедной комнатке старого музыканта Лемма, учителя Лизы Калитиной.

«Садитесь и слушайте», - строго сказал старик и, гордо взглянув кругом, заиграл. «Давно Лаврецкий не слышал ничего подобного: сладкая, страстная мелодия с первого звука охватывала сердце; она вся сияла, вся томилась вдохновением, счастьем, красотою, она росла и таяла; она касалась всего, что есть на земле дорогого, тайного, святого; она дышала бессмертной грустью и уходила умирать в небеса. Лаврецкий выпрямился и стоял, похолоделый и бледный от восторга. Эти звуки так и впивались в его душу; только что потрясённую счастьем любви; они сами пылали любовью. «Повторите», - прошептал он, как только раздался последний аккорд. («Дворянское гнездо»). Есть ли ещё в русской литературе подобный потрясающий шедевр?! Здесь Тургенев не только показал всё богатство «великого, могучего, правдивого и свободного» русского языка, но и влил свою душу в душу читателя. Он убеждает нас, что устремлённость к прекрасному в лучших людях порождается чистотой нравственного чувства, цельностью душевного строя.

Писатель заставляет и нас полюбить своих с любовью написанных героев: русского богатыря, человека совести и чести Герасима и поэтически-добродушного Калиныча, певца Якова и умного Павлушу, истинных праведниц Лизу Калитину («Дворянское гнездо») и Лукерью («Живые мощи»). Свой тяжёлый телесный недуг Лукерья переносит с кротостью и смирением: «Да и на что я стану Господу Богу докучать? О чём я Его просить могу? Он лучше меня знает, что мне надобно. Послал Он мне Крест – значит меня Он любит». А когда Лиза Калитина слушала о Боге свою верующую няню Агафью, «образ Вездесущего, Всезнающего Бога с какой-то сладкой силой втеснялся в её душу, наполняя её чистым, благоговейным страхом, а Христос становился ей близким и родным.

В письмах к друзьям Тургенев не раз высказывался: «Имеющий веру – имеет всё и ничего потерять не может; а кто её не имеет – тот ничего не имеет». И ещё: «Знайте, что без веры, без глубокой и сильной веры не стоит жить – гадко жить».

Я благодарна разделу «Ларец» в журнале «Молодая гвардия», где был напечатан рассказ «Бурмистр». Он через много лет вернул меня к творчеству И.С.Тургенева и помог всколыхнуть «души прекрасные порывы». Наследие этого великого художника слова и великого человека, как и Пушкина, всегда вечно. Это «и жизнь, и слёзы, и любовь» Да! «Любовь сильнее смерти и страха смерти. – Только ею, только любовью держится и движется жизнь» (Стихотворение в прозе «Воробей»)

Нина Константиновна Тихомирова, краевед
г.п.Лиозно Витебской обл.
Присоединяйтесь:
220121, г. Минск, ул. Притыцкого, 65,
Тел/факс; (017)254-79-58,
www.orthoobraz.by, e-mail: orthoobraz@mail.ru